Иван Охлобыстин - Отец Иоанн


Иван Охлобыстин - Отец Иоанн

Ivan_Ohlobistin

Иван Охлобыстин
— одна из самых ярких, если не самая яркая, фигура современного российского кино. Он не только сценарист, актер, режиссер, автор пьес, идущих во МХАТе, но и духовное лицо со всеми полагающимися атрибутами, соответствующими сану.

«Мои дети — это просто пылесосы по выкачиванию денег», — смеется многодетный отец
Иван Охлобыстин

Лет 12 назад уже достаточно знаменитый актер и режиссер Иван Охлобыстин пришел в ночной клуб с тихой целью — снять барышню. Как он признается без всякого смущения, в те поры он был молод и горяч, ну и, соответственно, подбирал себе подруг. При этом ни о каких серьезных отношениях наш герой тогда просто не задумывался.

В выбранном им клубе с «поэтическим» названием «Маяк», как всегда, толпилось множество народу. Цепким глазом оглядев предложенный в тот вечер ассортимент, он почувствовал легкое разочарование и такого же рода беспокойство: все имевшиеся в наличии хорошенькие барышни были исключительно с кавалерами, что создавало, конечно, некоторое неудобство.

И только одна привлекательная девушка сидела в компании двух кавалеров, что, по мнению Охлобыстина, давало некоторую надежду: раз красавица сидит с двумя поклонниками, значит — выбор еще не сделан, и он вполне может составить здоровую конкуренцию.

При этом Иван не сомневался: девушка уйдет с ним, ведь его переговорить практически невозможно. Обрушив на новую знакомую почти весь арсенал своего остроумия, он, таким образом, нейтрализовал конкурентов, и Оксана сказала, что уйдет с ним, если потом ее в обязательном порядке отвезут домой.

Оказалось, что красавица — не просто привлекательная девушка, а звезда кино Оксана Арбузова, снявшаяся в фильмах «Авария — дочь мента», «Катенька», «Сделано в СССР», а ныне — студентка 4-го курса ВГИКа, мастерская Сергея Соловьева.


Но их роман стал развиваться столь стремительно, что Оксане было уже не до учебы, а Иван вдруг так же стремительно захотел на ней жениться. Конечно же, предстоял ритуал знакомства с родителями невесты.

Торжественное мероприятие назначили в середине рабочей недели на 20 часов вечера, Будущая теща решила блеснуть кулинарным мастерством перед кавалером дочери и наготовила разных разностей. Но шло время, а тот все не появлялся. Правда, периодически звонил из телестудии в Останкино и честно предупреждал, что съемки задерживаются, но он обязательно приедет.

Бедные теща и тесть много часов старательно боролись со сном. Наконец, в начале первого ночи в дверь позвонили. Когда мама Оксаны открыла, то просто охнула от увиденного: на пороге квартиры стоял на коленях юноша, в зубах у него были три жалких цветочка, явно сорванных с общественной клумбы. Картину завершал друг, стоявший позади.

По внезапно озарившемуся лицу дочери мама догадалась, что это и есть жених. Далее сели за стол, но открыть рот Иван не дал никому. Он сразу «обрадовал» будущих родственников сообщением, что хочет 7 детей, но тогда ему просто не поверили.

И, как оказалось, зря! Сегодня в семействе Охлобыстина уже есть 6 детей: два мальчика, четыре девочки. Анфиса, Евдокия, Варвара, Василий, Иоанна и Савва, младшему — год исполнился, старшая родилась в 1996 году, но на этом супруги останавливаться не собираются и под тихие вздохи со всем смирившихся своих родителей собираются произвести на свет еще не менее 3 малышей.

Иван признается, что самый беспокойный ребенок — Оксана. У нее хватает времени не только обслуживать такое многочисленное семейство, но и заниматься постоянно на каких-то курсах и произносить монологи, что ей нечем себя занять.

Правда, от кинокарьеры со времен той самой памятной встречи Арбузова отказалась категорически: ей это совершенно неинтересно. Она и ВГИК закончила только под сильным нажимом родителей.

Конечно, 6 детей — это еще и очень большие материальные затраты. Поэтому многодетному отцу приходится тяжко трудиться.

«Потому что мои дети — это просто пылесосы по выкачиванию денег», — смеется он. И, кроме всего прочего, работает психологом в одной крупной финансовой структуры: «У меня старинные отношения с вице-президентом одной очень известной финансовой корпорации. И как-то мы подумали: почему бы мне не поработать в ней психологом? Бизнес — штука подвижная, рисковая. Большие деньги даром не даются. Тут легко дойти до пьянства, наркомании, депрессии, самоубийства. У меня много друзей-коммерсантов, и я знаю, что это за профессия, — ужас! Без отдушины тут никак. Но русскому человеку сложно доверить себя психологу с одним только дипломом. Русскому нужно нечто мистическое — священник, мулла, раввин — все хоть есть за что ему попечалиться».

А в первую брачную ночь эта необычная пара занималась...наколкой татуировки в виде единорога — символа верности.

На вопрос о воспоминаниях о собственном детстве, Иван отвечает так: «Вечер, низкое, грозовое небо, черная, влажная пашня, над ней проходит высоковольтная линия, на проводах которой сидят сотни черных ворон, еще дальше — темный лес, над ним золотой купол церкви, в крест бьет молния, вороны с пронзительными криками взлетают и кружат над пашней. От золотого купола отделяется сверкающий, искрящийся шар, он медленно спускается к земле и летит через поле ко мне. Вскоре он зависает над моей головой. Потом вспышка. Потом я уже сижу в своей зеленой пижаме дома, на руках отца, и он мне показывает трофейный кинжал с фашистской свастикой».

А когда его собственные многочисленные отпрыски начинают бесноваться, строгий папаша предупреждает, что будет нещадно пороть всех подряд и соседей тоже, чтобы никого не упустить. Но дети не боятся. Они точно знают — папа у них очень добрый. «Девочки быстро нашли слабые стороны в моем характере: бессилен перед женщинами я был всегда, а перед женщинами-детьми — вдвойне, — рассказывает он. — У нас тиран — мама. Она их строит, она с ними учит уроки, она не разрешает мне их баловать. Но я все равно балую: как только мы остаемся наедине, они говорят: так, папа, в «Макдональдз». Это их тотемное место. И с этим сделать ничего нельзя».

Родители Ивана очень не хотели, чтобы он становился актером и тихо надеялись, что сам сын в элитарный вуз не поступит. Но в 14 лет парень решил, что волшебников не бывает, «выбрал самую близкую, по моему мнению, профессию — кинорежиссера. Позже я понял, что заблуждался по части волшебников».

К удивлению многих коллег по цеху, Охлобыстин принял сан и стал священнослужителем. Он служил сразу в 4 храмах Москвы: «Святителя Николая» в Заяицком переулке, «Софии Премудрости Божией» на Софийской набережной, «Благовещения» на Динамо и «Митрофании Воронежском» там же.

«Однажды я понял, что это единственное, что меня по-настоящему тревожит, — говорит он о совершенствовании в мировосприятии. — Никакой переоценки не было, я всегда был таким, мои близкие друзья могут это подтвердить. Любовь — всегда любовь, честь — всегда честь, идеал — всегда идеал».

В условиях, когда жизнь православного священника совмещается с активной работой в кино, Охлобыстин чувствует себя комфортно: «Я ведь первый представитель подобного синтеза на серьезном уровне, и поэтому пишу законы сам. Как говорит мой друг архимандрит Геннадий: «Ты первый, кому удалось преодолеть синдром отчуждения Гоголя».

Патриарх Алексий — духовный наставник Ивана — даже просил, чтобы он на каждое интервью брал благословение. В итоге журналисты бегали в Патриархию, писали запросы. И когда их уже штук 500 скопилось, а Патриарх понял, что «я не психопат и не буду трясти в газетах грязное церковное белье, махнул рукой и разрешил обходиться без благословений».

Так как в церкви Охлобыстин зарплату не получает, ему материально помогают друзья-бизнесмены. «Есть знакомый крупный бизнесмен, не христианин, но ужасно душевный и образованный, — рассказывает наш герой. — Я ему пожаловался, что ранец дочерям купить не на что, он: «Не проблема, кладу тебе стипендию». Ну, такую, чтобы на хлеб и ранцы хватало».

На обеих руках отца Иоанна, то есть Ивана Охлобыстина, татуировки. На одной половина рисунка выжжена — сплошной шрам. «У меня тут женщина была наколота, — честно признается Охлобыстин. — А когда я в церковь пришел, решил ее вывести. Святые отцы надо мной теперь шутят: «Уж лучше бы ты, Иван, женщину оставил. А так членовредительство получается».

Основной источник доходов семьи в данный момент — написание сценариев. Юсуп Бахшиев еще только снимает «Мотылька» по его сценарию, а он для него уже новый пишет. С Игорем Ивановичем Сукачевым — та же история. Кроме того, Охлобыстин пишет книгу для библейского общества, закончил работу над каноном на церковнославянском языке. И, наверное, еще и сниматься будет.

В одном из редчайших интервью Оксана сказала о муже: «Иван очень трепетно относится к дочкам и балует их — дети есть дети... Но когда я прошу у него помощи в домашних делах, всегда ее получаю. Безотказно. Что он мне дарит? Мобильники! То, что самому нравится! Украшений не дарит, потому что я их не люблю. И цветов никогда не дарил, но я их у него постоянно выпрашивала — и выпросила. Однажды он преподнес мне кованую розу со словами: «Это тебе на всю жизнь». Он вообще всегда старается сделать подарок так, чтобы это было неожиданно. И это у него неплохо получается. Например, я открываю дверь — а там стоит Иван и говорит своим неподражаемым грассирующим голосом: «Награждается самая красивая девочка на свете!» Нет, мне с ним не скучно — и никогда не будет скучно, это точно».

Полина САЯНОВА
Дата публикации:






Теги: :: :: :: :: :: ::


 


 

Книги, учебники, обучение по разделам




Не нашёл? Найди:





2016-12-02 23:20:56